<<< ННОПСВТ


С приёма. 06.08.2014. Лактюшин В.А. №673
Дополнение. Принял Астахов А.Г. 15.08.2014

В Преображенскую межрайонную прокуратуру
(107061, г. Москва, ул. 9-я Рота, д. 8, корп. 2)

от Васильева Владимира Викторовича,
<...>
+7 (967) 014-2704, +7 (915) 478-1295


ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый прокурор.
Обращаюсь к Вам о нарушении своих конституционных и гражданских прав в связи с обращением 04.08.2014 для оформления листка нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи в городскую поликлинику №149 — филиал №2 Консультативно-диагностического центра №2 Департамента здравоохранения Москвы, расположенной по адресу: 107392, г. Москва, ул. Хромова, д. 45.

28.06.2014 я узнал, что у моего отца, Васильева Виктора Анатольевича, два года назад обнаружили рак. 02.09.2012 отца увезли на скорой по причине острой кишечной непроходимости. В ноябре 2012 г., после второй операции, выяснилось основное заболевание. Во время последнего рецидива после продолжительной химиотерапии, стадия заболевания определена в выписном эпикризе как «генерализация онкопроцесса»; в результате выполнено формирование ещё одного обходного анастомоза, т. е. саму опухоль врачи обособленного подразделения ГКБ №15 на набережной Шитова, д. 72, де-факто признали не операбельной. 06.06.2014 я привёз отца домой на Бойцовую улицу.
Самостоятельно дойти до магазина или сберкассы уже невозможно: постоянно болит живот, тошнит после приёма пищи, проблемы с внезапной необходимостью в туалете, наличие палочки стало нормой. Соцработник пару раз в неделю ходит за продуктами, выносит мусор, оплачивает коммунальные платежи.
Виктор Анатольевич всегда старается быть независимым. Ему становится не по себе, если нужда заставляет обращаться за помощью. Да и мне о заболевании он сказал в последнюю очередь, даже не мне, а моей жене.
Отцу 01.09.2014 исполнится 65 лет, он живёт с матерью, которой 12.09.2014 будет 87 лет. Брат от первого брака отца Максим не звонит и не навещает уже много лет, моя сестра-двойняшка Вера сама имеет группу инвалидности и живёт в Одинцово Московской области, сводная сестра 23 лет Василиса живёт в районе Бутово и одна воспитывает сына. Я же работаю на Русаковской набережной в ГУП Мосгортранс, больше года живу по указанному адресу у друзей — бывших коллег, на выходные уезжаю к жене и её родителям в Брянскую область.
Ещё не было известно о Приказе Минздравсоцразвития РФ №624н от 29.06.2011 «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности», где в пункте 35 главы V «Порядок выдачи листка нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи» сказано о выдаче больничного по уходу за детьми «старше 15 лет: при амбулаторном лечении — на срок до 3 дней, по решению врачебной комиссии — до 7 дней по каждому случаю заболевания», при необходимости — «попеременно разным членам семьи в пределах сроков», установленных указанным Порядком, — либо одному из членов семьи («иному родственнику»), фактически осуществляющему уход. Не было известно о формальностях, которые следует соблюсти.
Своевременность — залог успеха.
Да и обязанность, в силу п. 3 ст. 38 Конституции РФ: «Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях».
02.07.2014, отработав первую смену, я повёз отца в Онкологический диспансер №3 по Верхней Первомайской улице. По записи живой очереди в 16 часов — 34-й; приём населения до 20 часов. Врач приняла в 19:50. Татьяна Вадимовна Карандеева вызвала меня: нужно получить в 54-й больнице (ныне обособленное подразделение 15-й больницы им. Филатова на набережной Шитова) гистологические стёкла и блоки для исследования мутации (морфологии опухоли) в условиях специализированного онкологического центра (Красногорский район Московской области) 62-й больницы, оснащённого по последнему слову техники, чтобы составить детальный план дальнейшего амбулаторного лечения и подбора схем лечебного воздействия, а также последовательности всех лечебных мероприятий. И вручила запрос.
Я почти год был прикреплён к поликлинике №64 по Сиреневому бульвару. Знаю по рассказам старших водителей, в подобных случаях берутся несколько дней по уходу. Тем более при наличии бессрочной группы инвалидности. Заехал туда, в поликлинику уже около 20:10, чтобы оформить больничный. В регистратуре меня направили к заведующей терапевтическим отделением в 305 кабинет. Мне до сих пор непонятно, что это была за женщина. Но продолжая разговаривать по телефону, сказала как отрезала: мы по уходу не даём. Как водитель общественного транспорта, пререкаться и спорить я не стал. Нарушение п. 1 ст. 48 Конституции РФ налицо и на лице.
Начальство трамвайного парка работает по графику понедельник-пятница с 08 до 17 часов. Около 20:30 я позвонил диспетчеру, объяснил ситуацию.
Поскольку летом выпуск вагонов на линию сокращён, около десятка водителей получили добавочный выходной. В том числе, моя сменщица. И это в начале месяца!
Учитывая эти обстоятельства, диспетчер пошла навстречу: вызвала другого водителя с дополнительного выходного, а меня записала «добавочным». Более того, я приехал на утро в шестом часу, предъявил диспетчеру запрос онколога и выписной эпикриз (оригиналы). Убедившись, что мой выход благополучно выехал из депо и в графике я записан, как обещала диспетчер, я поехал к отцу.
В справочной 54-й больницы в 08:45 выписали пропуск в ординаторскую хирургического отделения. Находившийся в тот момент врач объяснил, что стёкла и блоки гистологии хранятся в 15-й ГКБ на Вешняковской улице. Еду в Выхино. С заведующей паталогоанатомического отделения мы вместе смотрим журналы учёта и два тома гистологических исследований; в промежутке с 20 мая по 10 июня ничего не найдено. По предварительной договорённости, без очереди попадаю к онкологу. Каково было моё изумление от слов Татьяны Вадимовны, что для неё шок подобное отношение врачей 54-й больницы к пациенту! Она в красках объяснила подробности надлежащего исследования биоматериала для определения дальнейших действий по лечению. Для себя я сделал вывод, что высокотехнологичное и современное лечение в лучшем онкологическом центре России становится отцу недоступным.
Правда, было высказано предположение, что срочная гистология с операции могла остаться у лечащего врача «в столе». В надежде встретиться с виновником моей суеты и взглянуть ему в глаза, еду снова в 54-ю больницу. Отец по телефону шутит по поводу Гаагской конвенции... Но принявшие меня в ординаторской четыре доктора повторили формулировку выписного эпикриза, что при операции сделан минимальный объём. Посещение заведующего хирургическим отделением профессора В.Ф.Скляра завершилось пометкой в копии эпикриза: «интраоперационно биопсия не выполнялась».
Звоню онкологу. Назначается приём на пятницу. Установленные трудовым договором мои выходные как раз пятница и суббота.

Уважаемый прокурор. В дополнение хочу указать на имеющуюся в отношении меня дискриминацию дирекцией ГУП Филиал трамвайное депо им. Русакова ГУП Мосгортранс.
06.07.2014, принимая вторую смену на конечной станции, слышу от наставника маршрута о необходимости написать объяснительную по поводу четверга. Было озвучено слово «прогул». Так как в воскресенье передавать объяснение некому, я ответил, что назавтра сам приеду в депо с бумажными объяснениями медицинских учреждений, в которых был отец.
Назначенные уколы химиотерапии начались утром в понедельник. Отвёз-привёз. По приезду в депо, заместитель директора по перевозкам С.В.Приходько повела меня к директору.
Выслушав мои объяснения, директор Н.В.Тырнов, обещав «замять инцидент» за четверг, предложил неформально признать, что по сути это был прогул. Я сказал, что с позиции дирекции возможно лишь признание не вполне адекватно оформленного дня по уважительной причине. Во-первых, в отсутствие начальства принимать решение уполномочена диспетчер. Приходько заявила, что некоторые водители звонят ей даже в два-три часа ночи. Я парировал, что ни закон, ни совесть мне этого не позволяет. Во-вторых, интересы юридического лица — предприятия по перевозкам, нисколько не пострадали. Более десятка водителей «осчастливлены» добавочным выходным днём, вопреки графику сменности. О грубых нарушениях мартовского и майского графиков нарядчиками я уже говорил директору.
Тогда директор устно передал заместителю указание об оформлении дня без содержания. Тут произошёл ход конём. Тырнов достаёт завизированную председателем местного профкома бумагу от 30.04.2014 с Государственной инспекции по труду и требует от меня объяснений.
На водителя Л.А.Грязеву написали рапорт о проходе четырёх человек утром в час пик через вторую и третью двери (середина марта 2014). Водитель из-за скопления народа на остановке и необходимости открыть двери для выхода, этого не видела, да и не обязана проверять проездные документы у пассажиров. Вопреки «Регламенту разбора рапортов на нарушения водителей», утверждённому приказом генерального директора №446 от 26.06.2013, уведомление ни отметкой в путевом листе, ни через диспетчера, ни в течение до трёх дней со дня поступления в филиал фото- видеоматериала водителю не было вручено. Более того, водитель узнала о рапорте, когда пошла в бухгалтерию выяснить, почему была удержана премия 50 процентов, получив расчётный листок 10 апреля, — очевидный мой кивок директору по поводу стиля работы его заместителя, повторенный с продолжительных бесед ещё поры коллективного обращения трёх трамвайных парков прошедшего года, вследствие которого (обращения водителей) на заседании у мэра 31.10.2013 был снят генеральный директор Иванов. Приходько заявила, что водитель была на больничном. А мне точно известно, что Л.А.Грязева не была на больничном.
У диспетчерской пишу объяснительную. Подходит мой начальник маршрута Нина Петровна. Спрашиваю её:
— Обоснованна ли дискриминация в отношении меня? Мне ли вам рассказывать, что такое онкология?
Водителям известно, что у Н.П.Ермаковой недавно муж умер по этой причине.
Она молча потрепала меня по плечу и пошла организовывать народ на собрание к директору об итогах квартала. О собрании, между прочим, я услышал, уже сдавая под входящий номер секретарю своё объяснение. И вспомнил рассказы водителей о собрании 16.01.2014: директор изрёк «Васильева нет? Тогда можно начинать».
Отработав вторую смену, я отправил через сайт Департамента здравоохранения Москвы две жалобы.

08.07.2014 я поехал с отцом на уколы в процедурный кабинет диспансера. По моему настоянию, Виктор Анатольевич взял у медсестры под возврат назначение химиотерапии. Мы поехали в 64-ю поликлинику. Принявшая меня заведующая Марина Мамиконовна Давыдова объяснила, что подобный больничный оформляется по месту жительства больного, за которым осуществляется уход, так как должна быть сделана соответствующая запись в амбулаторной карте.
Понял. Едем в 149 поликлинику, на улицу Хромова. Участковый терапевт отсылает к заместителю главврача (заведующей филиалом №2) Зелинской Юлиане Викторовне. Она распоряжается о моём прикреплении к этой поликлинике, я пишу заявление, в регистратуре выписывают амбулаторную карту, дожидаюсь оформления у участкового врача и со всеми документами иду к Зелинской. Назначение химиотерапии ксерится, на выписке больничного ставится резолюция. Всплывает нюанс: отписана должна быть не только моя, но и амбулаторная карта отца. Идём с отцом к участковому терапевту А.С.Зинякову. В 11:15 мой больничный по пятницу оформлен. Позвонил диспетчеру депо и наставнику маршрута. Смена на конечной станции должна была быть в 12:23.
11.07.2014, получая больничный, читаю в графе «Причина нетрудоспособности» 01, а не 09. Врач А.С.Зиняков и медработник в регистратуре оформления больничных извинялись за эту ошибку. Я предупреждал всех, с кем общался в поликлинике, что с 04 по 08 августа отцу предстоит второй этап химиотерапии, что я снова обращусь по тому же вопросу.

Юридическая тонкость, как мне стало известно позднее этого момента, заключалась в начислении оплаты больничного. В связи с положением п. 6 ч. 5 ст. 6 закона №255-ФЗ от 29.12.2006 «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством», больничный с номером причины «09» в моём случае оплачивается не более чем за 7 календарных дней по каждому случаю заболевания и не более чем за 30 календарных дней в календарном году по всем случаям ухода за больным членом семьи при лечении в амбулаторных условиях.
Приказ Минздравсоцразвития РФ №624н от 29.06.2011, являясь регламентирующим документом, по моему мнению, в случае моего ухода за отцом входит в противоречие с положением п. 3 ст. 38 Конституции РФ и указанным выше положением закона №255-ФЗ в части правоприменительной практики. А именно:
Я являюсь гражданином РФ, работаю по трудовому договору; работодатель осуществляет страховые платежи с моей заработной платы в Фонд социального страхования РФ. Деятельность Поликлиники №149 (Филиал №2 ГБУЗ «КДЦ №2 ДЗМ») лицензирована (№ ЛО-77-01-007164 от 03.12.2013); в соответствии с Приложением 1 к лицензии включает работы (услуги) по экспертизе временной нетрудоспособности. Листок нетрудоспособности выдаёт лечащий врач; им является участковый терапевт А.С.Зиняков. Я работаю у одного работодателя с 16.05.2011 по сей день. В соответствии со ст. 5 Приказа №624н, больничный оформлен после предоставления документов, в том числе данных отцу при выписке после операции и после приёма в Онкологическом диспансере №3, осмотра отца и записи данных о состоянии здоровья в амбулаторных картах отцовой и моей, обосновывающей необходимость временного освобождения меня от работы. Однако, в нарушение моего права, в соответствии с абз. 1 ст. 6 Приказа, по своему усмотрению получить листок нетрудоспособности либо в день обращения либо в день закрытия листка нетрудоспособности, после оформления листка в регистратуре лечащий врач оставил больничный у себя.
Пояснение. Моя родная поликлиника в г. Одинцово Московской области, поликлиника при больнице в г. Карачев Брянской области и поликлиника №64 по Сиреневому бульвару в г. Москве всегда отдавали больничный на руки, тем самым возлагая ответственность за его сохранность на пациента; и это оправданно. По своей предыдущей работе водителем в Уголовно-исполнительной инспекции г. Одинцово знаю, что больничный при проверках является доказательством надлежащего исполнения возложенных судом или инспекцией обязанностей на отбывающего условный срок или принудительные работы.
Однако моим упущением является то, что я не смотрел в графу «причина нетрудоспособности» 08.07.2014. При получении больничного 11.07.2014 медицинский работник, оформлявший больничный, сослался на ошибку при заполнении; лечащий врач вторил этому утверждению. Как это выглядело потом в амбулаторных картах, мне неизвестно. Согласно внутреннему распорядку, медицинские карты больных не выдаются на руки.
Возвращаюсь к противоречиям правоприменительной практики по Приказу №624н.
Раздел V регулирует порядок выдачи больничного по уходу за больным членом семьи. Главным определением является ст. 34: «Листок нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи выдаётся медицинским работником одному из членов семьи (опекуну, попечителю, иному родственнику), фактически осуществляющему уход».
Самое противоречивое начинается дальше.
В Приказе даётся перечень лиц, которые могут оформить больничный по уходу. Меня, впервые познакомившегося с данным правовым актом, сразу насторожило, что уже два абзаца этого перечня признаны решениями Верховного суда РФ недействующими в той или иной части. Абзац девятый ст. 35 говорит о больничном для некоего лица, осуществляющем уход за ребёнком старше 15 лет «при амбулаторном лечении — на срок до 3 дней, по решению врачебной комиссии — до 7 дней по каждому случаю заболевания». Под такое определение могла бы подпасть моя бабушка, Васильева Екатерина Николаевна, если бы не её пенсионный возраст и инвалидность. Но тогда очевидно и ясно должно быть применено правило, определённое ст. 36 Приказа: «При необходимости листок нетрудоспособности по уходу за больным ребёнком может выдаваться попеременно разным членам семьи в пределах сроков, установленных пунктами 11, 12, 13 и 35 настоящего Порядка».
Безапелляционное утверждение ст. 37 исключает все иные вероятности выдачи больничного листа по уходу и прямо противоречит постановлению ст. 34, делая реальностью правоприменительную интерпретацию в угоду интересам медицинских работников и иных бюрократических колёс.


По одной из жалоб в Департамент здравоохранения г. Москвы в ГКБ №15 меня уже ждали с гистологическим материалом от 2012 года. Вместо выходных с женой, 25.07.2014 по направлению онколога я отвёз материалы в 62 онкологическую больницу на генетический анализ.
Результат я забрал в следующую пятницу, 01.08.2014. Приём у онколога Т.В.Карандеевой был с 09 до 13 часов. Выдача результатов в онкологическом центре больницы №62 — с 10 до 16 часов. Заключение выдала лично заведующая Давыдова.
К сожалению, запись на приём в Онкологическом диспансере №3 до сих пор по записи в живой очереди. Посетив в субботу порог 22 кабинета, записался в листок первым. А проверяя запись утром в понедельник 04.08.2014, обнаруживаю уже семь записей на другом листе; приём с 14 до 20 часов. У меня явка на смену в депо — 16:45.
Взяв ещё в субботу документы отца, имевшиеся у него на руках, я еду в 149-ю поликлинику оформлять больничный.
Узнаю, что А.С.Зиняков то ли в отпуске, то ли пошёл на повышение. В общем, вместо него приём ведёт Луцевич Олег Александрович в 421 кабинете. Мою амбулаторную карту, заведённую в июле, регистратура не нашла; заполнили новую. Луцевич отсылает меня в 439 кабинет к заведующей терапией. Там я узнаю, что замглавврача Ю.В.Зелинская в отпуске, но  мой предыдущий больничный помнят. Терапевт оформляет две карты, подшивает копию генетического исследования лаборатории молекулярной биологии 62-й больницы. Я говорю, что по результатам предстоящего посещения онколога больничный будет продлён соответственно времени прохождения химиотерапии.
Изменения были и в регистратуре: другая женщина, оформлявшая больничные, не  знает ни строчки из раздела IX Приказа №624н о порядке заполнения листка нетрудоспособности. Я пообещал распечатать для неё весь приказ. Ожидая печати больничного, я позвонил диспетчеру депо с сообщением об открытии листка нетрудоспособности по уходу.
Однако уже распечатанный больничный изымает подошедшая девушка, представившаяся и.о. замглавврача (фамилию не назвала). Якобы она созванивалась с Фондом социального страхования, и там ей объяснили, что сопровождение отца на амбулаторный приём и дальнейшее лечение не является уходом.
Тогда мне стал понятен намёк заведующей терапией, что мой предыдущий больничный был подправлен.
Честно сказать, на эмоциях я прямо заявил, что если по приезду от онколога больничного у меня не будет, поликлинике обеспечены проблемы. И уехал.
Онкологом назначены внутривенные процедуры специальными препаратами на 05, 07, 14 и 21 августа. Физически, это нахождение отца под капельницей в течение полутора-двух часов в процедурном отделении диспансера. И, если подобные процедуры в прошлом году он ещё выдерживал, то после последней операции ему не по силам не то чтобы самостоятельно приехать назад домой, а даже дойти до сберкассы через два дома. Расстояние между Бойцовой улицей и улицей Верхняя Первомайская говорит само за себя. Плюс 28.08.2014 необходимо сдавать два анализа крови.
По моём возвращении в поликлинику в 16:30, встречаюсь с и.о. замглавврача. Меня отсылают к замглавврача по клинико-экспертной работе ГБУЗ «КДЦ №2 ДЗМ» Коноваловой Екатерине Александровне, в 110 кабинет по Миллионной улице, д. 6.
От этой девушки я слышу снова, что сопровождение не является уходом.
А что вообще тогда называется уходом?!

По приказу №624н (ст. 40), листок нетрудоспособности не выдаётся по уходу:
    за больным членом семьи старше 15 лет при стационарном лечении;
    за хроническими больными в период ремиссии.

Первое: мой отец находится на амбулаторном лечении по назначению онколога. Таково решение врачей, делавших последнюю операцию и рекомендовавших наблюдение у онколога по месту жительства, какое бы лично у меня к ним ни было отношение. Штатного онколога в Филиале №2 КДЦ №2 не имеется; он есть в Онкологическом диспансере №3. Стационар безусловно подразумевает госпитализацию.
Второе: злокачественное новообразование поперечной ободочной кишки, согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), является заболеванием II класса с кодом «С 18.4». Решение Филиала №26 ФГУ «ГБ МСЭ по г. Москве» об установлении моему отцу инвалидности основывалось на классификации болезни по характеру течения: острому и хроническому. Если острое имеет ярко выраженную симптоматику и лечится с  помощью соответственных стандартных подходов, то хроническое заболевание излечить не  представляется возможным, ввиду характерных особенностей и осложнений. И, если болезнь считать отклонением от нормы в работе определённых органов и систем, которое можно устранить при грамотном комплексе лечения, то отклонение, приобретшее стойкие формы и требующее постоянного медикаментозного лечения, определяется как хроническое.
Ремиссией является, согласно общепринятому определению, временное ослабление проявлений хронической болезни. Но разве можно считать ремиссией сохранение симптоматики при устранённой на операции угрозе смерти? Повторяю, в прошлом году отец худо-бедно сам ездил до диспансера на процедуры. Сейчас состояние здоровья этого не позволяет. Что, и теперь следует вспоминать ремиссию? Имеющиеся социальные гарантии в виде помощи соцработника и нищенских выплат по инвалидности не позволяют нанимать такси, оплачивать же жильё и продукты нужно регулярно. Повторю, что опухоль имеет место быть. Вместо радикального лечения в 62-й больнице, отец вынужден довольствоваться консервативным амбулаторным лечением, повлекшим с момента установления диагноза рака два рецидива на фоне общего ухудшения здоровья. Вместо 109 кг до болезни он весит 68 кг.
Тогда каким образом такое отношение к больным соотносится с п. 1 ст. 39 Конституции РФ, объявляющей гарантии каждому гражданину на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом? А в моём случае ещё и подкреплённым долгом заботы о родителе (п. 3 ст. 38 Конституции РФ)?
Благодарю Бога, что есть доктора, которые в меру своих сил добросовестно исполняют свой долг. Я имею в виду и оперировавшего моего отца профессора Скляра, и онколога Карандееву, и заведующую терапией 149-й поликлиники.
Но с такими лицами, как и.о. замглавврача и Коновалова, выздоровление пациентов будет под постоянной угрозой.
Почему?
Малодушие А.С.Зинякова, О.А.Луцевича и работников по выписке больничных понятно. Молодые врачи, всех тонкостей не знают. Женщина, печатавшая второй больничный, не знала досконально порядок заполнения, пошла выяснить к и.о. замглавврача нюансы оформления.
Но мотивы, которыми руководствовались обжалуемые мной действия начальников филиала №2 и самого КДЦ №2, мне не вполне ясны. Ты заведуешь клинико-экспертной работой; причём тут ссылки на звонки в ФСС?

В результате, если я правильно понял ситуацию, я стал невольным участником махинации по оплате больничного листа. В случае оформления больничного листа по уходу на четыре дня Фондом социального страхования оплачивается только три дня. А в случае общего заболевания меня самого оплате подлежат все четыре дня.
Мне это напомнило халатное отношение бухгалтерии депо к моим судебным повесткам: по делу ДТП, по делу регистрации профсоюза и о явках в качестве третьего лица. В марте и апреле 2014 г. мне начисляли компенсацию за исполнение государственных обязанностей. После моего обстоятельного разговора с начальником юридического отдела Верой Николаевной Крайнюк, бухгалтерия взыскала с меня излишне уплаченные деньги, так как только явка в качестве свидетеля и эксперта подлежит оплате, да и то через канцелярию суда.
Зарплату я получу с 11 по 13 августа. А в аванс после мер прокурорского реагирования, по идее, с меня снова удержат около 1100 руб. за «лишний» день больничного.
Отдельное спасибо диспетчеру Елене, а также начальнику эксплуатации депо Николаю Владимировичу Давыдову, что он по моему заявлению с приложениями пошёл навстречу и пообещал оформить два дня, 04-05.08.2014, в счёт очередного отпуска. Прогула, вопреки заявлению заместителя директора по перевозкам С.В.Приходько, не будет.

Химиотерапия продолжается. В четверг 07.08.2014 я работаю вторую смену, и утром смогу отвезти отца без всякого больничного или дополнительного заявления. Но 14.08.2014 у меня первая смена, и вопрос надлежащего ухода за отцом с явкой в диспансер возникнет вновь...


Дискриминация, — вопрос стоимостью от 50 до 100 тысяч рублей в казну государства (ст. 5.62 КоАП РФ).
Согласно ст. 2 Конвенции Международной организации труда №111 о дискриминации в области труда и занятий (1958), каждое государство — член МОТ, для которого Конвенция находится в силе, «обязуется определить и проводить национальную политику, направленную на поощрение, совместимыми с национальными условиями и практикой методами, равенства возможностей и обращения в отношении труда и занятий с целью искоренения всякой дискриминации в отношении таковых».
В соответствии с ч.ч. 2 и 3 ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к  религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности запрещены; мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Согласно ч. 3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. Таким образом, недопустимость дискриминации, в том числе в сфере труда, прямо следует из норм основного закона РФ.
Трудовой кодекс РФ не содержит легального определения дискриминации в сфере труда. В то же время выводы относительно того, что признаётся дискриминацией в данной сфере, можно сделать на основании норм ст. 3 ТК РФ, устанавливающей запрет дискриминации в сфере труда. Согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 3 ТК РФ, каждый имеет равные возможности для  реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Таким образом, под дискриминацией в сфере труда российское трудовое законодательство понимает установление для работников преимуществ либо ограничений в трудовых правах и свободах по любым основаниям, не связанным с деловыми качествами работников.
Разъяснения относительно деловых качеств работников приведены в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ». В соответствии с абз. 6 п. 10 этого постановления под деловыми качествами работника следует, в частности, понимать способности физического лица выполнять определённую трудовую функцию с учётом имеющихся у него профессионально-квалификационных (например, наличие определённой профессии, специальности, квалификации) и личностных качеств работника (например, состояние здоровья, наличие определённого уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).


Прошу Вас оказать содействие в разрешении обозначенной ситуации.


Приложения:

  1. Копия паспорта Васильева В.В. (pdf, 1211Kb)
  2. Копия полиса ОМС Васильева В.В. (pdf, 1867Kb)
  3. Прикрепление В.В.Васильева к поликлинике №64 (jpg, 725Kb)
  4. Прикрепление В.В.Васильева к поликлинике №149 (jpg, 1107Kb)
  5. Больничный В.В.Васильева 08-11.07.2014 (jpg, 3687Kb)
  6. Объяснение В.В.Васильева директору Н.В.Тырнову 07.07.2014 (jpg, 1358Kb)
  7. Справка от онколога В.В.Васильеву 04.08.2014 (jpg, 992Kb)
  8. Приказ Минздравсоцразвития РФ №624н от 29.06.2011 (rtf, 362Kb)
  9. Заявление Н.В.Тырнову от 04.08.2014 (jpg, 346Kb)
  10. Заявление Н.В.Тырнову изменённое 05.08.2014 (jpg, 332Kb)
  11. Копия паспорта Васильева В.А. (pdf, 1188Kb)
  12. Копия карточки медстрахования Васильева В.А. (pdf, 240Kb)
    Копия пенсионного удостоверения Васильева В.А. (jpg, 926Kb)
  13. Копия решения МСЭ об инвалидности Васильева В.А. (pdf, 797Kb)
  14. Эпикриз 01.10.2012 (pdf, 654Kb)
  15. Эпикриз 29.11.2012 (pdf, 783Kb)
  16. Эпикриз 04.04.2014 (pdf, 566Kb)
  17. Эпикриз 06.06.2014 (jpg, 846Kb)
  18. Запрос онколога 02.07.2014 (jpg, 525Kb)
  19. Биопсия не выполнялась 03.07.2014 (jpg, 846Kb)
  20. Две жалобы в Департамент здравоохранения г. Москвы (rtf, 15Kb)
  21. Заключение ГБК №62 №1551/14 от 01.08.2014 (pdf, 410Kb)
  22. Вкладыш химиотерапии на 05.08.2014 (jpg, 930Kb)
  23. Вкладыш химиотерапии на 07.08.2014 (jpg, 997Kb)
  24. Направление на анализ крови на 28.08.2014 (pdf, 1346Kb)
  25. Направление на биохимический анализ крови на 28.08.2014 (jpg, 794Kb)
  26. Копия Приказа №624н для регистратуры больничных 149-й поликлиники


06.08.2014

В.В.Васильев



ДОПОЛНЕНИЕ

к Заявлению с личного приёма
у В.А.Лактюшина от 06.08.2014 №673

о нарушении конституционных и гражданских прав в связи с обращением
для оформления листка нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи
в филиал №2 КДЦ №2 ДЗМ (107392, г. Москва, ул. Хромова, д. 45; пол-ка №149)


10.08.2014 мой отец Васильев Виктор Анатольевич, ощущая ухудшение здоровья — температуру, боли внизу живота, шишку на правой стороне брюшного отдела — вызывает скорую. Однако в госпитализации было отказано по причине отсутствия кишечной непроходимости. Вызванный дежурный врач с поликлиники также сказал, что показаний к госпитализации не имеется.
Вызов скорой 11.08.2014 вообще не имел результатов. Никто не приехал.
12 августа 2014 г., по просьбе больного раком отца я был на приёме у онколога в ГКБ №5 (107014, г. Москва, ул. Стромынка, д. 7). Было выписано обезболивающее трамадол. Для его оформления следовало обратиться в 149-ю поликлинику к участковому терапевту. Приём вёл доктор Юркин. С регистратуры принесли новую, чистую амбулаторную карту. Мне было сказано, что для выписки рецепта отцу необходимо предоставить паспорт, карту медицинского страхования и СНИЛС. Трамадол является наркосодержащим лекарством.
В это время домой к отцу приехала его бывшая супруга Валентина Ивановна. Видя плохое состояние, ею была вызвана скорая. Был констатирован перитонит. А рано утром 13.08.2014 в реанимации обособленного подразделения КГБ №15 им. Филатова на набережной Шитова (бывшая 54-я больница) была проведена операция профессором В.Ф.Скляром. В ординаторской хирургического отделения сообщили, что в результате обвала опухоли в брюшную полость началось воспаление, которое, не будь операции, 14.08.2014 повлекло бы за собой смерть больного.
В настоящее время состояние моего отца стабильное, но тяжёлое. Врачи реанимации говорили, что под большим вопросом, доживёт ли мой отец до своего дня рождения, 01.09.2014.
Сегодня, 15.08.2014 он находится в хирургическом отделении.

Вывод: в хронической болезни отца вообще отсутствует ремиссия. Невыданный мне больничный лишил отца моей действенной поддержки, ибо работа водителем трамвая обязывает меня соблюдать должный режим отдыха, иначе безопасность перевозок пассажиров будет под угрозой. Приезжавшие в воскресенье врачи и не приехавшая в понедельник скорая не оказали помощи человеку, находящемуся на грани жизни и смерти.
Человеку, отработавшему 42 года, поднявшем бухгалтерскую документацию в десятках организаций, в числе которых филиал Сбербанка в г. Пушкино, Международный фонд славянской письменности и культуры, пожарная часть возле Курского вокзала.


Приложения: медицинская карта; заключение онколога; листок от терапевта Юркина.


15.08.2014

В.В.Васильев