<<< ННОПСВТ
<<< Дело о регистрации юридического лица. Содержание

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

к Апелляционной жалобе
(раздел 2.4)
по делу № 2-2798/2014


I. ФИЗИЧЕСКОЕ ЛИЦО И ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ В СУДЕ.
ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ

1. Ч. 1 ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. В силу ч.ч. 1-2 ст. 17 Конституции РФ право на судебную защиту, как относящееся к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, признаётся и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ, что предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объёме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

2. Добровольные общественные объединения граждан, к каковым относится Профсоюз водителей трамвая, создаются гражданами на основании ч. 1 ст. 30 Конституции РФ, закрепляющей право каждого на объединение, для совместной реализации конституционных прав, таких как:

    2.1. право на свободный поиск, получение, передачу, производство, распространение информации любым законным способом (ст. 29);
    2.2. право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов (особо выделено в ч. 1 ст. 30);
    2.3. право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33);
    2.4. право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом (ч. 2 ст. 45);
    2.5. право добровольно действовать в соответствии с собственным мнением и убеждениями (ч. 1 ст. 13, ч. 3 ст. 29, 2-е предложение ч. 1 ст. 30);
    2.6. иные общепризнанные права и свободы (ч. 1 ст. 55).

3. Названные права по своей природе могут принадлежать как гражданам (физическим лицам), так и их объединениям (юридическим лицам), которые вправе реализовать гарантированное ст. 46 Конституции РФ право обращения в суд, в том числе на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти, при том что право на судебную защиту выступает как гарантия всех конституционных прав и свобод. Данная правовая позиция выражена Конституционным Судом РФ в Постановлениях от 24.10.1996, от 17.12.1996 и неоднократно подтверждена в ряде его решений.

4. Как вытекает из изложенной правовой позиции, осуществление права каждого на судебную защиту предполагает:

    4.1. право на обращение с заявлением в суд;
    4.2. разрешение дела судом по существу в соответствии с подлежащими применению нормами права;
    4.3. вынесение судом решения, по которому нарушенные права лица, обратившегося за защитой, должны быть восстановлены.

5. Отсутствие в действующем законодательстве прямого указания на право объединения граждан оспорить в порядке гражданского судопроизводства коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и законные интересы объединения и объединение незаконно привлечено к ответственности либо на объединение незаконно возложена какая-либо обязанность, созданы препятствия к осуществлению объединением прав, как и отсутствие указания на обязанность суда принять такое заявление к своему производству, а в случае обоснованности заявления — вынести решение об обязании соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объёме допущенное нарушение или препятствие к осуществлению прав объединения, не может парализовать само это право, гарантированное Конституцией РФ.

6. Статьи 255 и 258 ГПК РФ не регулируют участие представителя организации в судебном разбирательстве. Поэтому истец обратился в Гагаринский районный суд г. Москвы как физическое лицо, но с указанием места в утверждённой учредительным собранием иерархии профсоюза согласно уставу и обоснованием законности своих действий в интересах созданного объединения, приложив копию заявления по форме № Р11001 и копию справки нотариуса (пункты 7.1.5 и 7.1.6 искового заявления).


II. О СУЩЕСТВЕ СПОРА С ОТВЕТЧИКОМ

Истинным существом спора является ничтожная интерпретация ННОПСВТ как вида общественного объединения в форме некоммерческой организации. Истец представляет организацию в форме профессионального союза, посему применяются нормы материального права, закреплённые в законе №10-ФЗ от 12.01.1996 (п. 1 ст. 2) и обоснованные в иске (статья 3.4.5).

    Законной или незаконной сделка признаётся в силу свойства действительности. Однако правовая ценность фактических сведений о сделке законодательно делится по критериям оспоримости и ничтожности (ст. 166 ГК РФ). Безусловным отличием считаются основания, признанные судом, и основания, не зависящие от судебного признания.
    В силу 1-го предложения п. 3 ст. 166 ГК РФ, истцом законно заявлено требование о признании ничтожности оспариваемого решения, по меньшей мере, в части того, что истец является стороной сделки и одновременно лицом, действующим без доверенности от имени Профсоюза, что подтверждается в совокупности представленными истцом приложениями и доводами правовой позиции (раздел 2.1 жалобы).
    Обстоятельства правоприменимости к действиям ответчика и истца положений материального права об оспоримых и ничтожных сделках судьёй Е.М.Черныш исследованы не были. Существенные для разрешения дела, эти обстоятельства были упущены, что повлекло уже в вводной части несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела (нарушение процессуального права, пп. 3 п. 1 ст. 330 ГПК РФ). Фактические взаимоотношения сторон, таким образом, изначально поставлены судом в противоестественное русло.

    В судебном заседании 02.06.2014 истец взывал к Конвенции №87 Международной организации труда «Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию» (Сан-Франциско, 09.07.1948; вступила в силу для СССР 10.08.1957). В этой Конвенции закреплены следующие положения:

      Статья 2: «Трудящиеся и предприниматели имеют право без какого бы то ни было различия создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам этих последних».
      Статья 3: «1. Организации трудящихся и предпринимателей имеют право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат и свою деятельность и формулировать свою программу действий.
      2. Государственные власти должны воздерживаться от всякого вмешательства, способного ограничить это право или воспрепятствовать его законному осуществлению»
      .
      Статья 7: «Приобретение прав юридического лица организациями трудящихся и предпринимателей, их федерациями и конфедерациями не может быть подчинено условиям, способным воспрепятствовать применению постановлений статей 2, 3 и 4».
      В настоящей Конвенции термин "организация" означает всякую организацию трудящихся или предпринимателей, имеющую целью обеспечение и защиту интересов трудящихся или предпринимателей.

    Эти международно-правовые нормы признаны Российской Федерацией, подтверждены в ст. 30 Конституции РФ и в силу ч. 1 и 4 её ст. 15 обязательны к применению на территории Российской Федерации. Согласно Определению Верховного Суда РФ от 30.11.1999 по делу № 56-Г99-21, Конвенция МОТ № 87 и Конституция Российской Федерации, предусмотрев право граждан на создание без какого бы то ни было различия по своему выбору организаций без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам последних, устранили возможные ограничения при регистрации и осуществлении деятельности профсоюзов или профсоюзных организаций.
    Позиция исполнителя ответчика, заверенная ответственным чиновником (третьим лицом), и представителя ответчика по доверенности, по мнению истца, характеризуется интерпретацией организационно-правовой формы ННОПСВТ. Саму мысль о подобной интерпретации истец считает ничтожной, так как уже созданный профсоюз сам выбрал надлежащую уставным целям форму и воспринимает подобную интерпретацию как посягательство применению Конвенции МОТ, Конституции РФ, федерального закона о профсоюзах и иных правовых актов.
    Следовательно, правовые основания создания профсоюза не зависят ни от признания этих оснований ответчиком, ни от отказа в них судом. Учредители изъявили волю. Истец проводит в жизнь это волеизъявление.


III. В ДОПОЛНЕНИЕ К ПОНЯТИЮ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА.
О СООТВЕТСТВИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. В соответствии с Указом Президента РФ В.В.Путина от 13.10.2004 №1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» и утвердившимся им (приказом) Положением о Минюсте РФ, среди основных задач министерства, в применении к гражданскому делу №2-2798/2014, истец выделяет следующие:

    1) деятельность по защите прав и свобод человека и гражданина;
    2) нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности;
    3) организация деятельности по государственной регистрации некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений.

Министерство обязано:

    1) руководствоваться в своей деятельности Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента РФ и Правительства РФ, международными договорами РФ и самим положением;
    2) взаимодействовать с общественными объединениями и организациями.

Истец считает обоснованным своё обращение к ответчику за получением государственной услуги, так как государственную регистрацию «иных юридических лиц» (пп. 30.7 п. 7 Положения о Минюсте РФ), не упомянутых в Положении, коим является профессиональный союз, осуществляет именно Министерство юстиции (абз. 3 п. 1 ст. 8 закона №10-ФЗ от 12.01.1996).
Всплывает ещё одно взаимосвязанное обстоятельство, не учтённое судом. К вопросу о порядке предоставления государственной услуги по регистрации профессионального союза в качестве юридического лица. Федеральным законом «О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности» установлен уведомительный характер (абз. 2 п. 1 ст. 8); перечень необходимых документов установлен абз. 3 п. 1 ст. 8. Проведение правовой экспертизы соответствия устава профсоюза Конституции РФ, федеральным законам и иным правовым актам является необходимым шагом при получении государственной услуги и соответствует общим принципам деятельности Минюста РФ, а также постановлению статьи 7 Федерального закона о профсоюзах.
Однако орган государственной регистрации и уполномоченный регистрирующий орган не вправе контролировать деятельность профсоюза, а также отказывать в регистрации (абз. 8 п. 1 ст. 8 закона №10-ФЗ от 12.01.1996). Но доводы разделов 3.4.7-3.4.8 иска остались без внимания и оценки.

    Ещё не являясь секретарём профсоюзного комитета, 02.02.2014 перед распечаткой готового устава, мною, непосредственным разработчиком устава, была в конец проекта поставлена двойная дата ["10 января — 02 февраля 2014 г."]. Это был серьёзный, кропотливый труд ознакомления «с нуля» с отдельной специальной областью законодательства и выбора наиболее верных и адекватных истине формулировок.
    24 дня моей работы по подготовке проекта устава — и менее 20 минут всего судебного заседания вместе с удалением в совещательную комнату и оглашением решения, когда на лицах уже было написано, что они думают об иске и о решении, долженствующем быть принятым...

Первопричиной ошибочной интерпретации истинных правоотношений сторон по делу — интерпретации, поддержанной судьёй Е.М.Черныш, — истец находит в небрежном, невнимательном прочтении И.В.Наумовой текста устава — в лучшем случае, не далее пятой главы. В связи с чем изначально возник вопрос профсоюза о профессиональной компетентности должностных лиц ответчика в части осуществления правовой экспертизы. Вопрос был освещён в разделе 3.4.11 иска, но судом не исследован и не оценён.
Если таков специалист-эксперт, иже с ним главный специалист-эксперт по делам некоммерческих организаций, становится страшно за защиту прав и свобод, когда всё это подписывается уполномоченным третьим лицом. В народе недаром бытует поговорка о гниющей с головы рыбе.

2. Оценке представленному в судебном заседании 02.06.2014 приложению «Свидетельство о государственной регистрации некоммерческой организации Профессиональный союз работников ГУП «Мосгортранс»» (>>> [JPG, 1.2Mb]) не нашлось места в мотивировочной части решения суда первой инстанции.

Профсоюз желает видеть в третьей строке словосочетание «профессиональный союз», так как именно такая организационно-правовая форма соотносима созданной организации, представляемой истцом. Мой хороший друг Александр Десетирик, организатор Профессионального союза работников ГУП «Мосгортранс», прислал мне своё свидетельство с приглашением к сотрудничеству. Для сотрудничества Профсоюз водителей трамвая всегда открыт. Но истец не согласен с условиями, которые диктует Минюст при получении государственной услуги по государственной регистрации в качестве юридического лица. Это несовместимо с Положением о Министерстве юстиции РФ. Это несовместимо с целями и задачами Профсоюза водителей трамвая.

3. Истец закрыл бы глаза на бюрократические проволочки со временем рассмотрения документов профсоюза, если бы время, потраченное на правовую экспертизу, было использовано действительно грамотно и адекватно. Истец закрыл бы глаза на нарушение судом требований выполнения конкретных законодательных гарантий в части сроков рассмотрения, которые позволяли бы реализовать право на судебную защиту в полном объёме и обеспечить эффективное восстановление в правах при соблюдении справедливости. Но всё, изложенное в иске и жалобе, говорит только о тотальном нарушении прав созданной организации и прав истца как физического лица. Говорит о действиях лиц, не соответствующих положениям, в соответствии с которыми они должны осуществлять свою деятельность.

Памятуя об упущенном существе правоотношений сторон по предмету спора, стало понятно следующее. Когда объективное исследование материалов по делу подменяется личным отношением к предмету спора при разборе дела и установившимися личными предпочтениями в использовании шаблонов логического анализа и ненаучных методов работы с обстоятельствами и мотивацией доказательственной части, своевременно надлежит ставить вопрос о компетентности судьи. В связи с этим на совещании профсоюзного комитета ННОПСВТ, вечером 19.06.2014, с привлечением сочувствующих лиц, стоял вопрос о направлении в Квалификационную коллегию судей г. Москвы сообщения о нарушении судьёй Е.М.Черныш Кодекса судейской этики.
Но истец верит, что справедливое и беспристрастное рассмотрение настоящей апелляционной жалобы само покажет, верен ли вывод Профсоюза, ибо деятельность Профсоюза (по определению 3.4.1.4 иска) не связана с осуществлением власти, вмешательства в общественные дела и осуществляется в интересах и на основе социального партнёрства между водителями трамвая и иными социальными группами, сообществами и организациями. Хотя, честно сказать, какое-нибудь определение по вопросу профкомпетентности участники профсоюза всё же желают видеть.

4. Требование 1.4 иска можно дополнить убеждением, сформулированном на обсуждении устава и необходимости приобретения профсоюзом прав юридического лица: «готовься к худшему, надеясь на лучшее». Мысль о предсказуемом решении ответчика была выражена в отказе от компенсации вреда при признании авторитета ответчика как юридического лица (раздел 3.4.13 иска) — свидетельство отсутствия у профсоюза преследования материальной выгоды от обращения в суд, соответствующее уставным задачам.

Требование было соотнесено с презумпцией невиновсти (ст. 49 Конституции РФ) и принципом, выраженным в п. 3 ст. 53 главы 4 «Юридические лица» ГК РФ. А именно:
«Лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно».


04 июля 2014 г.

Секретарь ННОПСВТ В.В.Васильев

Документ утверждён собранием участников 04.07.2014